Салтыков щедрин афоризмы и цитаты

Цитаты Салтыкова-Щедрина

Подготовил: Дмитрий Сироткин

Представляю вам подборку цитат писателя Михаила Салтыкова-Щедрина (1826 – 1889).

Его сатирические обличения российской действительности воспринимаются как-то уж слишком свежо.

Цитаты сведены по темам: чиновники, обыватели, литература, Россия, глупость, законы, русские, человеческие проявления, пьянство, воровство, нравы, деловые вопросы, жизнь, патриотизм, религия, власти.

О чиновниках

Сие от меня не зависит.

В деле административной репутации от первого шага зависит все будущее администратора.

От него кровопролитнее ждали, а он чижика съел.

И даже допускал, что самые заблуждения людей не всегда должны иметь непременным последствием расстреляние.

Все в мире волшебство от начальства происходит.

Дозволяется при встрече с начальством вежливыми и почтительными телодвижениями выражать испытываемое при сем удовольствие.

Какой наилучший способ выразить доверие, как не беспрекословное исполнение того, чего не понимаешь?

Я человек культуры, потому что служил в кавалерии.

Об обывателях

Как бы чего не вышло.

Обыватель всегда в чем-нибудь виноват.

С одной стороны, нельзя не признаться, с другой стороны, нельзя не сознаться.

В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.

Всякий да содержит в уме своем, что ежели обыватель временно прегрешает, то оный же еще того более полезных деяний соделывать может.

Нет опаснее человека, которому чуждо человеческое, который равнодушен к судьбам родной страны, к судьбам ближнего, ко всему, кроме судеб пущенного им в оборот алтына.

Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.

О литературе

Писатель пописывает, читатель почитывает.

Литература изъята из законов тления. Она одна не признает смерти.

Все великие писатели и мыслители потому и были велики, что об основах говорили.

Нет более просветляющего, очищающего душу чувства, как то, которое ощущает человек при знакомстве с великим художественным произведением.

Везде литература ценится не на основании гнуснейших её образцов, а на основании тех ее деятелей, которые воистину ведут общество вперед.

В виду общей рабьей складки умов, аллегория всё ещё имеет шансы быть более понятной и убедительной и, главное, привлекательной, нежели самая понятная и убедительная речь.

Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.

Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.

Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.

Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.

Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».

Отечество — тот таинственный, но живой организм, очертания которого ты не можешь для себя отчетливо определить, но которого прикосновение к себе непрерывно чувствуешь, ибо ты связан с этим организмом непрерывной пуповиной.

Идти вперёд — трудно, идти назад — невозможно.

О глупости

Несть глупости горшия, яко глупость!

Громадная сила – упорство тупоумия!

Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.

Ум дан человеку не для того, чтоб испытывать неизвестное, а для того, чтоб воздерживаться от грехов.

Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.

Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.

Самые плохие законы — в России, но этот недостаток компенсируется тем, что их никто не выполняет.

Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того чтобы законодатели не коснели в праздности.

Первый и единственный параграф этого устава гласил так: «Ежели чувствуешь, что закон полагает тебе препятствие, то, сняв оный со стола, положи под себя. И тогда все сие, сделавшись невидимым, много тебя в действии облегчит».

У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!

Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.

Стоят на коленях, а по глазам видно, что бунтуют.

Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас намеднись дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!

О человеческих проявлениях

В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.

Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.

Одному нравится арбуз, другому — свиной хрящик.

Не столько сражался, сколько был сражаем.

О пьянстве

Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.

Идет чумазый! идет, и на вопрос: что есть истина? твердо и неукоснительно ответит: распивочно и на вынос.

Необщительный человек, не принимающий участия в попойках, непременно должен быть неблагонамеренным и злоумышляющим.

О воровстве

Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?

Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.

Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.

Всякому безобразию свое приличие.

Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть.

Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.

О деловых вопросах

Он был твердой души прохвост, а это тоже своего рода сила, обладая которою можно покорить мир.

— Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег. понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть!
— Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля.
— Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!

Исследуемый мною мир есть воистину мир призраков. Но я утверждаю, что эти призраки не только не бессильны, но самым решительным образом влияют на жизнь.

Как сама она, раз войдя в колею жизни, почти машинально наполняла ее одним и тем же содержанием, так, по мнению ее, должны были поступать и другие.

О патриотизме

Когда начинают часто говорить о патриотизме, значит — опять что-то украли!

Есть люди, которые мертвыми дланями стучат в мертвые перси, которые суконным языком выкликают «Звон победы раздавайся!» и зияющими впадинами вместо глаз выглядывают окрест: кто не стучит в перси и не выкликает вместе с ними?

Он молился не потому, что любил бога и надеялся посредством молитвы войти в общение с ним, а потому, что боялся черта и надеялся, что бог избавит его от лукавого.

Всякому человеку положено нести от бога крест и что это делается не без цели, ибо, не имея креста, человек забывается и впадает в разврат.

Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.

Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.

Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.

Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.

Дети – это любящие существа, в которых все, начиная от них самих и кончая последней тряпкой, которую они на себе имеют, – все принадлежит родителям. Поэтому родители могут судить детей; дети же родителей – никогда. Обязанность детей – чтить, а не судить.

Нет задачи более достойной истинного либерала, как с доверием ожидать дальнейших разъяснений.

Как известно, какое-то время Салтыкову-Щедрину удавалось совмещать работу вице-губернатором (в Рязани и потом в Твери) с работой писателя, клеймящего вице-губернаторов и прочих чиновников. В этом не было принципиального противоречия , поскольку он не был похож на обычного чиновника, но была явная раздвоенность, скажем так, ролевой позиции. В любом случае, он лучше многих писателей узнал, как на практике работают чиновники.

Читать еще:  Афоризмы про женщину

Цитаты про Салтыкова-Щедрина

  • И. Тургенев: Вы жалуетесь на ненависть иных людей, которые даже бледнеют при одном вашем имени, — это вы напрасно. — Кто возбуждает ненависть — тот возбуждает и любовь. — Будь вы просто потомственный дворянин М. Е. Салтыков — ничего бы этого не было. — Но вы Салтыков-Щедрин, писатель, которому суждено было провести глубокий след в нашей литературе, — вот вас и ненавидят — и любят, смотря кто. — И в этом «результат вашей жизни», о котором вы говорите,- и вы можете быть им довольны.
  • И. Сеченов: Михаил Евграфович Салтыков — это всеми уважаемый диагност наших общественных зол и недугов.
  • Л. Толстой: Читал Щедрина. И хорошо, да старо, нового нет. Мне точно жалко его. Жалко пропавшую силу.
  • А. Чехов: Мне жаль Салтыкова. Это была крепкая сильная голова. Тот сволочной дух, который живет в мелком, измошенничавшемся душевно русском интеллигенте среднего пошиба, потерял в нем своего самого упрямого и назойливого врага. (кстати, цитаты Чехова)
  • М. Горький: Это огромный писатель, гораздо более поучительный и ценный, чем о нём говорят. (кстати, цитаты Горького)
  • А. Луначарский: Сатира Щедрина при всём блестящем остроумии тяжела, её просто трудно читать! Она такая злая, она звенит как натянутая струна, она готова оборваться. Она надрывает Вам сердце.

Буду признателен, если вы поделитесь с друзьями ссылкой на статью в социальных сетях. Воспользуйтесь кнопками сетей ниже .

Комментарии также всячески приветствуются!

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин

Михаи́л Евгра́фович Салтыко́в-Щедри́н (настоящая фамилия Салтыков, псевдоним Николай Щедрин; 15 (27) января 1826 — 28 апреля (10 мая) 1889) — русский писатель, журналист, редактор журнала «Отечественные записки», Рязанский и Тверской вице-губернатор.

Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, сколько сейчас происходит в России, я отвечу, — ПЬЮТ да, также, равно, равным образом ВОРУЮТ

Всякому безобразию свое приличие.

Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.

Система очень проста: никогда ничего прямо не дозволять и никогда ничего прямо не запрещать.

Самые плохие законы — в России , но этот недостаток компенсируется тем , что их никто не выполняет.

Нет на свете милее доброй души человеческой.

У нас нет середины: либо в рыло , либо ручку пожалуйте.

Человек без ума в скором времени делается игралищем страстей.

Литература изъята и…
… показать весь текст …

Что изменилось за 100 лет ?!

188 лет назад , 27 января 1826 года родился Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. В русской литературе ему отведено особое место , потому что ни один писатель в своих произведениях не критикует , не высмеивает и не обличает действительность так метко и беспощадно.

Несмотря на то , что писал он почти два века назад , его сюжеты очень похожи на то , что происходит в России сейчас. Герои настолько точно характеризуют современный мир , что кажется , писатель просто заглянул в будущее и написал о нас.

Е…
… показать весь текст …

Равнодушие — это своего рода благо , за которое цепляются , в котором видят спасение! Ибо оно одно даёт силу жить , не истекая кровью и не сознавая всей глубины переживаемого злосчастия.
Благо равнодушным! Благо тем , которые в сердечной вялости находят для себя мир и успокоение! Личное их благополучие не только не подлежит спору , но может считаться вполне обеспеченным. А ничего другого им и не нужно. Но пусть же они знают , что равнодушие в данном случае обеспечивает не только их личное спокойствие , но и бессрочное торжество лгунов-человеконенавистников. И , сверх того , оно на целую среду , на целую эпоху кладет печать бессилия , предательства и трусости.

Надо сказать правду, в России в наше время очень редко можно встретить довольного человека ( конечно, я разумею исключительно культурный класс, так как некультурным людям нет времени быть недовольными).
Кого ни послушаешь, все на что-то негодуют, жалуются, вопиют.
Один говорит, что слишком мало свобод дают,
другой, что слишком много; один ропщет на то, что власть бездействует,
другой — на то, что власть чересчур достаточно действует; одни находят, что глупость нас одолела,
другие — что слишком мы умны стали;
третьи, наконец, участвуют во всех пакостях и, хохоча, приговаривают: ну где такое безобразие видано?!
Даже расхитители казенного имущества — и те недовольны, что скоро нечего расхищать будет.

Салтыков-Щедрин Михаил Евграфофич. Очерки « За рубежом»
Опубликовано 1880 «Отечественные записки»

Просвещение следует внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития

Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть?

1. Это еще ничего , что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже , если за наш рубль станут давать в морду.

2. Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.

3. Писатели ценятся не по уродливым образам в своей литературе , а по тому духовному вкладу , который ведет общество вперед.

4. На свете бывают всякие кредиторы: и разумные и неразумные. Разумный кредитор помогает должнику выйти из стесненных обстоятельств и в вознаграждение за свою разумность получает свой долг. Неразумный кредитор сажает должника в острог или непрерывно сечет его и в вознаграждение не получает ничего.

Афоризмы от Салтыкова-Щедрина

Литература и пропаганда — это одно и то же.

(литература, пропаганда)

Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.

(просвещение, реформа)

Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.

Громадная сила — упорство тупоумия.

(глупость, упрямство)

Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.

(Россия, коррупция)

Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.

Система очень проста: никогда ничего прямо не дозволять и никогда ничего прямо не запрещать.

(Россия, система)

Всякому безобразию свое приличие.

В деле распространения здравых мыслей не обойтись, чтобы кто-нибудь паскудой не назвал.

(просвещение)

В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.

(болтовня, ложь, порок)

Везде литература ценится не на основании гнуснейших ее образцов, а на основании тех ее деятелей, которые воистину ведут общество вперед.

(литература, прогресс)

Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.

У нас в России воруют все. И при этом, хохоча, приговаривают: Да когда же все это кончится.

(Россия, воровство, коррупция)

Что лучше — снисходительность без послабления, или же строгость, сопряженная с невзиранием?

Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до смерти столбом и простоит.

Человек так устроен, что и счастье ему надо навязывать.

(счастье, человек)

Нельзя сразу перевоспитать человека, как нельзя сразу вычистить платье, до которого никогда не прикасалась щетка.

(просвещение, воспитание)

Благонадёжность — это клеймо, для приобретения которого необходимо сделать какую-нибудь пакость.

(благонадежность)

Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.

(Россия, закон)

Ничто в такой степени не возбуждает умственную деятельность, не заставляет открывать новые стороны предметов и явлений, как сознательные симпатии или антипатии.

Русский Дом

Russian Speaking Community, Russian community in Atlanta, Русская газета в Атланте, Новости, Реклама, Обзоры, Интервью, Аналитика, Компромат.

30 лучших цитат русского сатирика Салтыкова-Щедрина


188 лет назад, 27 января 1826 года родился Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. В русской литературе ему отведено особое место, потому что ни один писатель в своих произведениях не критикует, не высмеивает и не обличает действительность так метко и беспощадно.

30 лучших цитат из произведений великого русского писателя-сатирика Михаила Салтыкова-Щедрина.

Герои настолько точно характеризуют современный мир, что кажется, писатель просто заглянул в будущее и написал о нас:

1. Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют.

2. Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.

3. Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.

4. Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?

5. Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.

6. Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.

7. Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до смерти столбом и простоит.

8. Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.

9. Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас, намеднись, дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!

Читать еще:  Афоризмы про сумки

10. У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!

11. Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.

12. — Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.

13. Увы! не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.

14. — Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.

15. Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.

16. . Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.

17. Всякому безобразию своё приличие.

18. . Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того, чтобы законодатели не коснели в праздности.

19. — Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть?

20. Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.

21. Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились,
принадлежит им одним.

22. — Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег. понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть!
— Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля.
— Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!

23. Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.

24. В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.

25. Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы. », а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул
тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы. » Представьте себе, что этого «кабы» не существует — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!

26. Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.

27. В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.

28. Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».

29. Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.

30. Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.

Краткая биография прозаика и сатирика Салтыкова-Щедрина

Салтыков-Щедрин (псевдоним — Н. Щедрин) Михаил Евграфович (1826 — 1889), прозаик.

Родился 15 января (27 н.с.) в селе Спас-Угол Тверской губернии в старинной дворянской семье. Детские годы прошли в родовом имении отца в «. годы. самого разгара крепостного права», в одном из глухих углов «Пошехонья». Наблюдения за этой жизнью найдут впоследствии отражение в книгах писателя.

Получив хорошее домашнее образование, Салтыков в 10 лет был принят пансионером в Московский дворянский институт, где провел два года, затем в 1838 переведен в Царскосельский лицей. Здесь начал писать стихи, испытав большое влияние статей Белинского и Герцена, произведений Гоголя.

В 1844 после окончания лицея служил чиновником в канцелярии Военного министерства. «. Везде долг, везде принуждение, везде скука и ложь. » — такую характеристику дал он бюрократическому Петербургу. Другая жизнь более привлекала Салтыкова: общение с литераторами, посещение «пятниц» Петрашевского, где собирались философы, ученые, литераторы, военные, объединенные антикрепостническими настроениями, поисками идеалов справедливого общества.

Первые повести Салтыкова «Противоречия» (1847), «Запутанное дело» (1848) своей острой социальной проблематикой обратили на себя внимание властей, напуганных французской революцией 1848. Писатель был выслан в Вятку за «. вредный образ мыслей и пагубное стремление к распространению идей, протрясших уже всю Западную Европу. «. В течение восьми лет жил в Вятке, где в 1850 был назначен на должность советника в губернском правлении. Это дало возможность часто бывать в командировках и наблюдать чиновный мир и крестьянскую жизнь. Впечатления этих лет окажут влияние на сатирическое направление творчества писателя.

В конце 1855, после смерти Николая I, получив право «проживать где пожелает», возвратился в Петербург и возобновил литературную работу. В 1856 — 1857 были написаны «Губернские очерки», изданные от имени «надворного советника Н. Щедрина», ставшего известным всей читающей России, назвавшей его наследником Гоголя.

В это время женился на 17-летней дочери вятского вице-губернатора, Е. Болтиной. Салтыков стремился сочетать труд писателя с государственной службой. В 1856 — 1858 являлся чиновником особых поручений в Министерстве внутренних дел, где были сосредоточены работы по подготовке крестьянской реформы.

В 1858 — 1862 служил вице-губернатором в Рязани, затем в Твери. Всегда стремился окружать себя на месте своей службы людьми честными, молодыми и образованными, увольняя взяточников и воров.

В эти годы появились рассказы и очерки («Невинные рассказы», 1857 «Сатиры в прозе», 1859 — 62), а также статьи по крестьянскому вопросу.

В 1862 писатель вышел в отставку, переехал в Петербург и по приглашению Некрасова вошел в редакцию журнала «Современник», который в это время испытывал огромные трудности (Добролюбов скончался, Чернышевский заключен в Петропавловскую крепость). Салтыков взял на себя огромную писательскую и редакторскую работу. Но главное внимание уделял ежемесячному обозрению «Наша общественная жизнь», которое стало памятником русской публицистики эпохи 1860-х.

В 1864 Салтыков вышел из редакции «Современника». Причиной послужили внутрижурнальные разногласия по вопросам тактики общественной борьбы в новых условиях. Он возвратился на государственную службу.

В 1865 — 1868 возглавлял Казенные палаты в Пензе, Туле, Рязани; наблюдения за жизнью этих городов легли в основу «Писем о провинции» (1869). Частая смена мест службы объясняется конфликтами с начальниками губерний, над которыми писатель «смеялся» в памфлетах-гротесках. После жалобы рязанского губернатора Салтыков в 1868 был отправлен в отставку в чине действительного статского советника. Переехал в Петербург, принял приглашение Н. Некрасова стать соредактором журнала «Отечественные записки», где работал в 1868 — 1884. Салтыков теперь целиком переключился на литературную деятельность. В 1869 пишет «Историю одного города» — вершину своего сатирического искусства.

В 1875 — 1876 лечился за границей, посещал страны Западной Европы в разные годы жизни. В Париже встречался с Тургеневым, Флобером, Золя.

В 1880-е сатира Салтыкова достигла кульминации в своем гневе и гротеске: «Современная идиллия» (1877 — 83); «Господа Головлевы» (1880); «Пошехонские рассказы» (1883).

В 1884 журнал «Отечественные записки» был закрыт, после чего Салтыков вынужден был печататься в журнале «Вестник Европы».

В последние годы жизни писатель создал свои шедевры: «Сказки» (1882 — 86); «Мелочи жизни» (1886 — 87); автобиографический роман «Пошехонская старина» (1887 — 89).

За несколько дней до смерти он написал первые страницы нового произведения «Забытые слова», где хотел напомнить «пестрым людям» 1880-х об утраченных ими словах: «совесть, отечество, человечество. другие там еще. «.

Умер М. Салтыков-Щедрин 28 апреля (10 мая н.с.) 1889 в Петербурге.

Афоризмы и цитаты

Афоризмы, цитаты, высказывания.

Михаил Салтыков-Щедрин: цитаты, высказывания, афоризмы.

У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте.

Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.

Даже оппозиция – и та считается невредною, ежели она не вредит.

Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.

Система очень проста: никогда ничего прямо не дозволять и никогда ничего прямо не запрещать.

Нет опаснее человека, которому чуждо человеческое, который равнодушен к судьбам родной страны, к судьбам ближнего, ко всему, кроме судеб пущенного им в оборот алтына.

Человек так уж устроен, что и на счастье-то как будто неохотно и недоверчиво смотрит, так что и счастье ему надо навязывать.

Человек без ума в скором времени делается игралищем страстей.

Нет на свете милее доброй души человеческой.

Нельзя сразу перевоспитать человека, как нельзя сразу вычистить платье, до которого никогда не прикасалась щетка.

Врачебная наука популяризирует болезни, делает их общедоступными.

Читать еще:  Алиса в стране чудес афоризмы и цитаты

Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.

Литература изъята из законов трения. Она одна не признает смерти.

Старинная мудрость завещала такое множество афоризмов, что из них камень по камню сложилась целая несокрушимая стена.

Вспыхнула во Франции революция, и стало всем ясно, что «просвещение» полезно только тогда, когда оно имеет характер непросвещенный.

Везде литература ценится не на основании гнуснейших ее образцов, а на основании тех ее деятелей, которые воистину ведут общество вперед.

Мужик везде есть, стоит только поискать его.

Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.

На свете бывают всякие кредиторы: и разумные и неразумные. Разумный кредитор помогает должнику выйти из стесненных обстоятельств и в вознаграждение за свою разумность получает свой долг. Неразумный кредитор сажает должника в острог или непрерывно сечет его и в вознаграждение не получает ничего.

Назначение обывателей в том состоит, чтобы беспрекословно и со всею готовностью выполнять начальственные предписания! Ежели предписания сии будут классические, то и исполнение должно быть классическое, а если предписания будут реальные, то и исполнение должно быть реальное. Вот и все.

Не к тому будь готов, чтобы исполнить то или другое, а к тому, чтобы претерпеть.

При встрече с лицами высшими предоставляется выражать вежливое изумление и несомненную готовность претерпеть; при встрече с равными – гостеприимство и желание казать услугу; при встрече с низшими – снисходительность, но без послаблений.

Для того, чтобы усмирять убогих людей, необходимо иметь гораздо больший запас храбрости, нежели для того, чтобы палить в людей, не имеющих изъянов.

Что лучше – снисходительность без послабления, или же строгость, сопряженная с невзиранием?

Стыд есть драгоценнейшая способность человека ставить свои поступки в соответствие с требованиями той высшей совести, которая завещана историей человечества.

Всякому безобразию свое приличие.

Громадная сила – упорство тупоумия.

Ничем не ограниченное воображение создает мнимую действительность.

Талант сам по себе бесценен и приобретает окраску только в применении.

В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.

При открытом обсуждении не только ошибки, но самые нелепости легко устраняются.

Благонадёжность — это клеймо, для приобретения которого необходимо сделать какую-нибудь пакость.

Воспивайте в себе идеалы будущего; ибо это своего рода солнечные лучи, без оживотворяющего действия которых земной шар обратился бы в камень.

Я люблю Россию до боли сердечной и даже не могу помыслить себя где-либо, кроме России.

Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.

Самые плохие законы — в России, но этот недостаток компенсируется тем, что их никто не выполняет.

Но для России, по мнению моему, неограниченная монархия полезнее. Что такое неограниченная монархия? – спрашиваю я вас. Это та же республика, но доведенная до простейшего и, так сказать, яснейшего своего выражения. Это республика, воплощенная в одном лице. А потому, ни одно правительство в мире не в состоянии произвести столько добра… Говорят, что у нас, благодаря отсутствию гласности, сильно укоренилось взяточничество. Но спрашиваю вас: где его нет? И где же, в сущности, оно может быть так легко устранимо, как у нас? Сообразите хоть то одно, что везде требуется для взяточников суд, а у нас достаточно только внутреннего убеждения начальства, чтобы вредный человек навсегда лишился возможности наносить вред.

Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.

Хотя же в Российской Державе законами изобильно, но все таковые по разным делам разбрелись, и даже весьма уповательно, что большая их часть в бывшие пожары сгорела.

Для преобразования России нужно было, чтоб шалопаи были на глазах, чтоб они не гадили втихомолку, а делали это, буде хватит смелости, в виду всей публики.

Везде, кроме отечества, ты чужой.

Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до смерти столбом и простоит.

Есть легионы сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях — пирог с казенной начинкою.

Россияне так изолгались в какие-нибудь пять лет времени, что решительно ничего нельзя понять в этой всеобщей хлестаковщине. В публичных местах нет отбоя от либералов всевозможных мастей.

Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».

Мне всегда казалось, что для нашего отечества нужно не столько изобилие, сколько расторопные исправники.

Хороших мыслей у нас не полагается, ибо мы еще рылом не вышли. Да если бы у нас и были хорошие, серьезные мысли – кто же нас пустит их опубликовать.

… Слова «потихоньку да полегоньку» должны быть написаны на знамени истинно разумного русского прогресса.

Если мы в настоящее время и сознаем, что желание властвовать над ближними есть признак умственной и нравственной грубости, то кажется, что сознание это пришло к нам путем только теоретическим, а подоплека наша и теперь вряд ли далеко ушла от этой грубости. Всякий слух глумится над позывами властности, но всякий же про себя держит такую речь: а ведь если б только пустили, какого бы звону я задал!

Есть на Руси великое множество людей, которые, по-видимому, отказались от всякой попытки мыслить и которым, однако ж, никак нельзя отказать в названии мыслящих людей. Это именно те мистики, которых жизненный искус заранее осудил на разработку тезисов, бросаемых извне, тезисов, так сказать, являющихся на арену во всеоружии непререкаемоей истины. Они не анализируют этих тезисов, не вникают в их сущность, не умеют выжать из них все логические последствия, какие они способны дать. Это люди несомненно умные, но умные, так сказать, за чужой счет и являющие силу своих мыслительных способностей не иначе, как на вещах, не имеющих к ним лично ни малейшего отношения.

Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.

Тщетно будем мы употреблять выражение «рубль», коль скоро он полтину стоит, однако ежели начальство находит сие правильным, то желание его надлежит выполнить беспрекословно.

… Реформаторские затеи счастливым образом сочетаются с запахом сивухи и с тем благосклонным отношением к жульничеству, которое доказывает, что жульничество – сила и что с этой силой необходимо считаться.

Но, спрашивается, возможно ли достигнуть нашего идеала жизни в такой обстановке, где не только мы, но и всякий другой имеет право заявлять о своем желании жить. жить там, где все другие имеют право, подобно мне, жить, – я не могу! Не могу, сударь, я стерпеть, когда вижу, что хам идет мимо меня и кочевряжится!

И тогда были люди, которые подозревали, что столь порывистый переход от беззаветного людоедства к не менее беззаветному либерализму представляется не совсем естественным.

Русская женщина всегда одинакова: и в городе, и в деревне она что-то вечно ищет, какую-то потерянную булавку, и никак не может умолчать, что находка этой булавки может спасти мир.

… Я не могу представить себе, чтоб у какого бы то ни было вопроса не имелось подлежащего начальника…

Разница в том только, что в Риме сияло нечестие, а у нас – благочестие, Рим заражало буйство, а нас – кротость, в Риме бушевала подлая чернь, а у нас – начальники.

Что такое государство? Одни смешивают его с отечеством, другие – с законом, третьи – с казною, четвертые – громадное большинство – с начальством.

А в сущности, что такое Петербург? – тот же сын Москвы, с тою только особенностью, что имеет форму окна в Европу, вырезанного цензурными ножницами.

… Ежели ты и видишь, что высший человек проштрафился, то имей в виду, что у него всегда есть ответ: я, по должности своей, опыты производил! И все ему простится, потому что он и сам себя давно во всем простил. Но тебе он никогда того не простит, что ты его перед начальством в сомнение или в погрешность ввел.

Нынче люди так слабы, что даже при виде сторублевой кредитки теряют нить своих поступков, – что же будет, когда они увидят… целый миллион в тумане!

Это как-то не в натуре русского человека – прожить век, никого не обидевши. Предполагается, что ежели ты никого не обижаешь, то это значит, что ты – слабосильная, ничего не значащая дрянь, которую всякий может обидеть.

Подхалимовы – это особенная порода такая объявилась, у которой на знамени написано: ври и будь свободен от меры.

Никакое полезное предприятие немыслимо, если оно, время от времени, не освежается обедом с устрицами… Даже археолог, защищая реферат о «Ярославле-сребре», – и тот думает: вот ужо выпьем из той самой урны, в которой хранился прах Овидия!

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector