Сергей довлатов афоризмы цитаты

33 шикарные цитаты Сергея Довлатова

Те, кто хотя бы однажды имел счастье познакомиться с произведениями Сергея Довлатова, наверняка знают, насколько точны, выверенны, остроумны и пронзительны его слова. Мы подобрали для вас 33 цитаты талантливейшего писателя и журналиста. Это мысли о жизни и смерти, о женщинах и алкоголе, о творчестве и, конечно, любви.

Какое это счастье — говорить, что думаешь! Какая это мука — думать, что говоришь!

Не так связывают любовь, дружба, уважение, как общая ненависть к чему-нибудь.

Я столько читал о вреде алкоголя! Решил навсегда бросить… читать.

Гений — это бессмертный вариант простого человека.

Ирония — любимое, а главное, единственное оружие беззащитных.

Всем понятно, что у гения должны быть знакомые. Но кто поверит, что его знакомый — гений?!

У одних есть мысли. У других — единомышленники…

Талант — это как похоть. Трудно утаить. Еще труднее симулировать.

Бескорыстное вранье — это не ложь, это поэзия.

Окружающие любят не честных, а добрых. Не смелых, а чутких. Не принципиальных, а снисходительных. Иначе говоря — беспринципных.

Неподкупность чаще волнует тех, кого не покупают.

Непоправима только смерть.

Ужасней смерти — трусость, малодушие и неминуемое вслед за этим — рабство.

Деньги — это свобода, пространство, капризы… Имея деньги, так легко переносить нищету…

Юмор — инверсия здравого смысла. Улыбка разума.

Если дать творческую свободу петуху, он все равно будет кукарекать.

Я предпочитаю быть один, но рядом с кем-то…

Женщина, как таковая, является чудом.

Нет географической провинции, есть провинция духовная.

Все талантливые люди пишут разно, все бездарные люди пишут одинаково и даже одним почерком.

Противоположность любви — не отвращение и даже не равнодушие, а ложь.

Творчество — как борьба со временем. Победа над временем. То есть победа над смертью.

У Бога добавки не просят.

Когда храбрый молчит, трусливый помалкивает.

Любая подпись хочет, чтобы ее считали автографом.

Самое большое несчастье моей жизни — гибель Анны Карениной!

Джаз — это мы сами в лучшие наши часы.

Двое — это больше, чем Ты и Я. Двое — это Мы…

Семья — это если по звуку угадываешь, кто именно моется в душе.

Где больше шума, там и собирается народ. Может, в шуме легче быть никем?

Поэзия есть форма человеческого страдания. Бог дает человеку не поэтический талант, а талант плохой жизни.

Женщины любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано.

Собственно говоря, я даже не знаю, что такое любовь. Критерии отсутствуют полностью. Несчастная любовь — это я еще понимаю. А если все нормально? По-моему, это настораживает. Есть в ощущении нормы какой-то подвох. И все-таки еще страшнее — хаос…

Известные цитаты Сергея Довлатова (100 цитат)

Сергей Довлатов – советский и американский писатель и журналист, считавшийся в Советском Союзе запрещенным. Но на сегодняшний день сразу четыре произведения автора входят в 100 книг, рекомендованных Министерством образования России для самостоятельного чтения. Довлатов считается самым читаемым советским автором второй половины XХ столетия, а его произведения разобрали на цитаты. В этой подборке предлагаем вам самые известные цитаты Сергея Довлатова.

Семья- это если по звуку угадываешь, кто именно моется в душе.

Я думаю, у любви вообще нет размеров. Есть только — да или нет.

Большинство людей считает неразрешимыми те проблемы, решение которых мало их устраивает.

Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?

Наша память избирательна, как урна…

Единственная честная дорога — это путь ошибок, разочарований и надежд.

Ужасней смерти — трусость, малодушие и неминуемое вслед за этим — рабство.

Я не буду менять линолеум, я передумал, ибо мир обречен.

Порядочный человек — это тот, кто делает гадости без удовольствия.

Либо это временно, либо справедливо…

Не так связывают любовь, дружба, уважение, как общая ненависть к чему-нибудь.

Порядочный человек — это тот, кто делает гадости без удовольствия.

Бездарность с лихвой уравновешивается послушанием.

Не надо быть как все, потому что мы и есть как все…

Ты утверждаешь — значит, не было любви. Любовь была. Любовь ушла вперед, а ты отстал.

Собственнический инстинкт выражается по-разному. Это может быть любовь к собственному добру. А может быть и ненависть к чужому.

О некоторых высказываниях я сожалею. Иные готов вытатуировать у себя на груди…

Когда человека бросают одного и при этом называют самым любимым, делается тошно.

Желание командовать в посторонней для себя области есть тирания.

Ужасней смерти — трусость, малодушие и неминуемое вслед за этим — рабство.

Всю жизнь я дул в подзорную трубу и удивлялся, что нету музыки. А потом внимательно глядел в тромбон и удивлялся, что ни хрена не видно.

Окружающие любят не честных, а добрых. Не смелых, а чутких. Не принципиальных, а снисходительных. Иначе говоря — беспринципных.

Что с дураком поделаешь? Дурак вездесущ и активен. Через ОВИР прорвался. Через океан перелетел. И давит почище Андропова.

Читать еще:  Мужской список пословиц

Чего другого, а вот одиночества хватает. Деньги, скажем, у меня быстро кончаются, одиночество — никогда…

Благородство — это готовность действовать наперекор собственным интересам.

Рожденный ползать летать… не хочет.

Это безумие — жить с мужчиной, который не уходит только потому, что ленится…

Судят за черты характера. Осуждают за свойства натуры.

Я предпочитаю быть один, но рядом с кем-то…

Знаешь, что главное в жизни? Главное — то, что жизнь одна. Прошла минута, и конец. Другой не будет…

Есть люди настоящего, прошлого и будущего. В зависимости от фокуса жизни.

В Америке нас поразило многое. Супермаркеты, негры, копировальные машины, улыбающиеся почтовые работники…

Не так связывают любовь, дружба, уважение, как общая ненависть к чему-нибудь.

… Тигры, например, уважают львов, слонов и гиппопотамов. Мандавошки — никого.

Можно, рассуждая о гидатопироморфизме, быть при этом круглым дураком. И наоборот, разглогольствуя о жареных грибах, быть весьма умным человеком.

Я шел и думал — мир охвачен безумием. Безумие становится нормой. Норма вызывает ощущение чуда.

Это безумие — жить с мужчиной, который не уходит только потому, что ленится…

Кто страдает, тот не грешит.

Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?

Я совершенно убежден, что можно покорить любую женщину, без конца фотографируя ее.

Истинное мужество состоит в том, чтобы любить жизнь, зная о ней всю правду.

Лучший способ побороть врожденную неуверенность — это держаться как можно увереннее.

Мир охвачен безумием. Безумие становится нормой. Норма вызывает ощущение чуда.

Порядочный человек тот, кто делает гадости без удовольствия.

Чем безнадежнее цель, тем глубже эмоции.

Я люблю быть один, но рядом с кем-то.

Я болел три дня, и это прекрасно отразилось на моем здоровье.

Я думаю, у любви вообще нет размеров. Есть только — да или нет.

Беседа переросла в дискуссию с оттенком мордобоя.

Семья — это если по звуку угадываешь, кто именно моется в душе.

Любовь — это для молодежи. Для военнослужащих и спортсменов… А тут все гораздо сложнее. Тут уже не любовь, а судьба.

Юмор — украшение нации… Пока мы способны шутить, мы остаемся великим народом!

В любой ситуации необходима какая-то доля абсурда.

«Главное в книге и в женщине — не форма, а содержание.» Даже теперь, после бесчисленных жизненных разочарований, эта установка кажется мне скучноватой. И мне по-прежнему нравятся только красивые женщины.

„Что такое демократия? Может быть, диалог человека с государством?“

Целый год между нами происходило что-то вроде интеллектуальной близости. С оттенком вражды и разврата.

Я оглядел пустой чемодан. На дне — Карл Маркс. На крышке — Бродский. А между ними пропащая, бесценная, единственная жизнь.

Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И всё же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?

Ирония — любимое, а главное, единственное оружие беззащитных.

Я предпочитаю быть один, но рядом с кем-то…

Нет большей трагедии для мужчины, чем полное отсутствие характера!

Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?

Живется мне сейчас вполне сносно, я ни черта не делаю, читаю и толстею. Но иногда бывает так скверно на душе, что хочется самому себе набить морду.

Непоправима только смерть.

После коммунистов я больше всего ненавижу антикоммунистов.

Человек человеку — все что угодно… В зависимости от стечения обстоятельств.

Не надо быть как все, потому что мы и есть как все…

Какое это счастье — говорить, что думаешь! Какая это мука — думать, что говоришь!

Нормально идти в гости, когда зовут. Ужасно идти в гости, когда не зовут. Однако самое лучшее — это когда зовут, а ты не идешь.

Одним из серьёзных ощущений, связанных с нашим временем, стало ощущение надвигающегося абсурда, когда безумие становится более или менее нормальным явлением.

Двое — это больше, чем Ты и Я. Двое — это Мы…

Я не буду менять линолеум. Я передумал, ибо мир обречен.

В любой работе есть место творчеству.

Скудность мысли порождает легионы единомышленников.

«Жизнь прекрасна и удивительна!» — как восклицал товарищ Маяковский накануне самоубийства.

Я не знаю, кто я такой. Пишу рассказы… Я – этнический писатель, живущий за 4000 километров от своей аудитории.

Бескорыстное вранье — это не ложь, это поэзия.

Я закуриваю, только когда выпью. А выпиваю я беспрерывно. Поэтому многие ошибочно думают, что я курю.

Наша память избирательна, как урна.

— Это безумие — жить с мужчиной, который не уходит только потому, что ленится…

Неподкупность чаще волнует тех, кого не покупают.

Деньги — это свобода, пространство, капризы… Имея деньги, так легко переносить нищету…

Алкоголизм — излечим, пьянство — нет.

Деньги у меня, скажем, быстро кончаются, одиночество — никогда.

Я давно уже не разделяю людей на положительных и отрицательных. А литературных героев — тем более. Кроме того, я не уверен, что в жизни за преступлением неизбежно следует раскаяние, а за подвигом — блаженство. Мы есть то, чем себя ощущаем.

Читать еще:  Афоризмы про рекламу

Любая подпись хочет, чтобы её считали автографом.

Я не интересуюсь, что пишут обо мне. Я обижаюсь, когда не пишут.

Либо это временно, либо справедливо.

Противоположность любви — не отвращение и даже не равнодушие, а ложь.

Талант — это как похоть. Трудно утаить. Еще труднее симулировать.

Безумие становится нормой. Норма вызывает ощущение чуда.

Талант — это как похоть. Трудно утаить. Ещё труднее симулировать.

На чужом языке мы теряем восемьдесят процентов своей личности. Мы утрачиваем способность шутить, иронизировать.

Конечно, я мог бы отказаться. Но почему-то согласился. Вечно я откликаюсь на самые дикие предложения.

Трудно выбрать между дураком и подлецом, особенно если подлец — ещё и дурак.

Когда храбрый молчит, трусливый помалкивает…

В подобной обстановке трудно быть лентяем, но мне это удавалось.

У Бога добавки не просят.

Любая подпись хочет, чтобы ее считали автографом.

Сергей Довлатов — цитаты из книг

У нас есть свобода и молодость. А свобода плюс молодость вроде бы и называется любовью.

— Знаешь, что мне в тебе нравится?
— Ну, что?
— Ты расчётлив, но в меру. Соблюдаешь хоть какие-то минимальные приличия.
— Многие, — говорю, — называют это. →→→

Потом в коридоре раздался шум. Возвращались откуда-то мои коллеги. Я узнал хриплый голос Юзовского:
— Русский язык, твою мать, наше единственное богатство.

Казалось бы, всё так ужасно, но я ещё жив. И может быть, последней умирает в человеке — низость. Способность реагировать на крашеных блондинок и тяготение к перу.

Я попросил рассказы Бунина, которые любил ещё школьником.. Расписался на квадратном голубоватом бланке. Сел у окна. Включил изогнутую лампу, начал читать.
Женщина. →→→

Я распахиваю дверь. Выхожу на дорогу. Меня ослепляет фарами громыхающий лесовоз. В наступившей сразу же кромешной тьме дорога едва различима. Я оступаюсь, падаю в снег. Вижу. →→→

Всех собак на питомнике Густав учил эстонскому языку. Вожатые были этим недовольны. Они жаловались старшине Евченко:
«Ты ей приказываешь — к ноге! А сучара тебе в ответ. →→→

— До чего же вы эгоцентричный, Пахапиль! — осторожно корил его замполит.
Густав смущался, просил лист бумаги и коряво выводил:
«Вчера, сего года, я злоупотребил. →→→

По Солженицыну, лагерь — это ад. Я же думаю, что ад — это мы сами.

Он сел и уставился на меня долгим, грустным, почти трагическим взглядом. Его улыбка выражала несовершенство мира и тяжёлое бремя ответственности за чужие грехи. Лицо тем не. →→→

Поразительно устроен российский алкаш. Имея деньги — предпочитает отраву за рубль сорок. Сдачу не берёт. Да я и сам такой.

Цитаты Сергей Довлатов

Потом было тесно, и были слова, которые утром мучительно вспоминать. А главное, было утро как таковое, с выплывающими из мрака очертаниями предметов. Утро без разочарования, которого я ждал и опасался. Помню, я даже сказал: – И утро тебе к лицу… Так явно она похорошела без косметики. С этого все и началось.

Вообще я заметил, что человеческое обаяние истребить довольно трудно. Куда труднее, чем разум, принципы или убеждения.

У хорошего человека отношения с женщинами всегда складываются трудно. А я человек хороший. Заявляю без тени смущения, потому что гордиться тут нечем. От хорошего человека ждут соответствующего поведения. К нему предъявляют высокие требования. Он тащит на себе ежедневный мучительный груз благородства, ума, прилежания, совести, юмора. А затем его бросают ради какого-нибудь отъявленного подонка. И этому подонку рассказывают, смеясь, о нудных добродетелях хорошего человека.Женщины любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано. У меня был знакомый валютчик Акула. Избивал жену черенком лопаты. Подарил ее шампунь своей возлюбленной. Убил кота. Один раз в жизни приготовил ей бутерброд с сыром. Жена всю ночь рыдала от умиления и нежности. Консервы девять лет в Мордовию посылала. Ждала. А хороший человек, кому он нужен, спрашивается.

Хорошего человека любить неинтересно.

Говорят, евреи равнодушны к природе. Так звучит один из упреков в адрес еврейской нации. Своей, мол, природы у них нет, а к чужой они равнодушны. Что ж, может быть, и так.

Долги — это единственное, что связывает тебя с людьми. А у кого их нет?

Грязные овцы с декадентскими физиономиями вяло щипали траву.

Нет большей трагедии для мужчины, чем полное отсутствие характера.

Не думай и все. Я уже пятнадцать лет не думаю. А будешь думать — жить не захочется. Все, кто думает, несчастные.

А вот с закуской не было проблем. Да и быть не могло. Какие могут быть проблемы, если Севастьянову удавалось разрезать обыкновенное яблоко на шестьдесят четыре дольки.

Ты добиваешься справедливости? Успокойся, этот фрукт здесь не растёт.

Собственно говоря, я даже не знаю, что такое любовь. Критерии отсутствуют полностью. Несчастная любовь — это я ещё понимаю. А если все нормально? Есть в ощущении нормы какой-то подвох. И всё-таки ещё страшнее — хаос.

Семья — не ячейка государства. Семья — это государство и есть. Борьба за власть, экономические, творческие и культурные проблемы. Эксплуатация, мечты о свободе, революционные настроения. Всё это и есть семья.

Читать еще:  Афоризмы про телефон

Моя жена говорит: — Комплексы есть у всех. Ты не исключение. У тебя комплекс моей неполноценности.

Обаяние, как известно, уравновешивает любые пороки.

Три вещи может сделать женищина для русского писателя. Она может кормить его. Она может искренне поверить в его гениальность. И, наконец, женщина может оставить его в покое. Кстати, третье не исключает второго и первого.

Есть свойство, по которому можно раз и навсегда отличить благородного человека. Благородный человек воспринимает любое несчастье как расплату за собственные грехи. Он винит лишь себя, какое бы горе его ни постигло.

Вообще я уверен, что нищета и богатство — качества прирожденные. Такие же, например, как цвет волос или, допустим, музыкальный слух. Один рождается нищим, другой — богатым. И деньги тут ни при чем. Можно быть нищим с деньгами. И — соответственно — принцем без единой копейки.

Борька трезвый и Борька пьяный настолько разные люди, что они даже не знакомы между собой.

У меня бывало — скажешь человеку правду о нём и тот час же возненавидишь его за это.

25 самых лучших цитат Сергея Довлатова

Cамые интересные цитаты и высказывания о человеке, жизни и любви, одного из самых популярных, и читаемых русскоязычных писателей

«Завистники считают, что женщин привлекают в богачах их деньги. Или то что можно на эти деньги приобрести. Раньше и я так думал, но затем убедился, что это ложь. Не деньги привлекают женщин. Не автомобили и драгоценности. Не рестораны и дорогая одежда. Не могущество, богатство и элегантность. А то, что сделало человека могущественным, богатым и элегантным. Сила, которой наделены одни и полностью лишены другие».

Сергей Довлатов — один из самых знаменитых и читаемых русскоязычных писателей конца ХХ века. Его книги переведены на огромное количество языков. Многие его повести и рассказы — экранизированы. Невероятно юмористическая и одновременно печальная проза Довлатова стала классикой и, как почти всякая классика, ушла в народ в виде пословиц и поговорок. Большой свой период жизни находясь в эмиграции, он издал около двенадцати книг.

В книгах Сергея Донатовича нет праведников, потому что нет в них и злодеев. Его мысль проста и благородна: рассказать, как странно живут люди — то печально смеясь, то смешно печалясь. Сергей знает, что и рай, и ад — находится внутри нас самих.

Клубер собрал самые лучшие цитаты и высказывания Сергея Довлатова о человеке, жизни и любви:

  • Порядочный человек, это тот, кто делает гадости без удовольствия.
  • Большинство людей считает неразрешимыми те проблемы, решение которых мало их устраивает.
  • Человек привык себя спрашивать: кто я? Там ученый, американец, шофер, еврей, иммигрант… А надо бы всё время себя спрашивать: не говно ли я?
  • Интродукция затянулась. Мы должны переспать или расстаться.
  • Когда человека бросают одного и при этом называют самым любимым, делается тошно.
  • Всю жизнь я дул в подзорную трубу и удивлялся, что нету музыки. А потом внимательно глядел в тромбон и удивлялся, что ни хрена не видно.
  • Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?
  • Единственная честная дорога — это путь ошибок, разочарований и надежд.
  • Чего другого, а вот одиночества хватает. Деньги, скажем, у меня быстро кончаются, одиночество — никогда…
  • Это безумие — жить с мужчиной, который не уходит только потому, что ленится…
  • Я шел и думал — мир охвачен безумием. Безумие становится нормой. Норма вызывает ощущение чуда.
  • Знаешь, что главное в жизни? Главное то, что жизнь одна. Прошла минута, и конец. Другой не будет…
  • Чем безнадежнее цель, тем глубже эмоции.
  • Любовь — это для молодежи. Для военнослужащих и спортсменов…А тут все гораздо сложнее. Тут уже не любовь, а судьба.
  • «Главное в книге и в женщине — не форма, а содержание…» Даже теперь, после бесчисленных жизненных разочарований, эта установка кажется мне скучноватой. И мне по-прежнему нравятся только красивые женщины.
  • Я предпочитаю быть один, но рядом с кем-то…
  • Я давно уже не разделяю людей на положительных и отрицательных. А литературных героев — тем более. Кроме того, я не уверен, что в жизни за преступлением неизбежно следует раскаяние, а за подвигом — блаженство. Мы есть то, чем себя ощущаем.
  • Целый год между нами происходило что-то вроде интеллектуальной близости. С оттенком вражды и разврата.
  • Живется мне сейчас вполне сносно, я ни черта не делаю, читаю и толстею. Но иногда бывает так скверно на душе, что хочется самому себе набить морду.
  • Я думаю, у любви вообще нет размеров. Есть только — да или нет.
  • Человек человеку — всё, что угодно… В зависимости от стечения обстоятельств.
  • Нормально идти в гости, когда зовут. Ужасно идти в гости, когда не зовут. Однако самое лучшее — это когда зовут, а ты не идешь.
  • Семья — это если по звуку угадываешь, кто именно моется в душе.
  • «Жизнь прекрасна и удивительна! » — как восклицал товарищ Маяковский накануне самоубийства.
  • Я не буду менять линолеум. Я передумал, ибо мир обречён.

  • Ссылка на основную публикацию
    ×
    ×
    Adblock
    detector